Китайская легенда в стиле контемп

Как-то давеча, довелось мне повидать экранизацию легендарного романа Би Фэйюя «Лунная опера» (изданного в 2003 году) в исполнении Пекинской танцевальной студии-модерн «Qingyi» режиссёра-постановщика Ван Ябин.

Би Фэйюй (имя означает «летящий через Вселенную») современный китайский автор и писатель, журналист и сценарист, перу которого принадлежит уже не один нашумевший роман. Так, по его сценарию уже снят фильм «Шанхайская триада» (1995), а роман «Лунная опера» переведён более чем на 20 языков мира. Би Фэйюй удостоен крупнейших в Китае премий – Литературной премии Лу Синя (2004) и Литературной премии Мао Дуня (2011), также он является лауреатом многих международных премий в том числе и премии «Азиатского Букера». Стиль письма Би Фэйюя охарактеризован современной терминологией как «галлюцинаторный реализм». Основатель данного вида литературного течения, как не удивительно, также китаец – Мо Янь, который в 2012 году получил Нобелевскую премию по литературе за роман в стиле галлюцинаторного реализма «Страна вина» (роман долгое время был запрещен к печати в Китае, и только позднее его выпустили «купюрами»). Галлюцинаторный реализм – некий микс сказки, легенды, истории и современности, тесное переплетение одной реальности с другою, диффузия реального мира и нереальных миров.

За экранизацию романа «Лунная опера» взялась Пекинская танцевальная студия-модерн «Qingyi», созданная и возглавляемая хрупкой китайской девушкой – Ван Ябин, которая является и солисткой данной студии. Несомненно, очень тяжело передать содержание книги без единого слова и вздоха, только лишь посредством танца…Но именно смесь контемпа и модерна помогает раскрыть галлюцинаторный реализм сюжетной линии истории – легенды в танце. Ван Ябин, солист мужских ролей — Сун Жуй, и их 8 друзей непрерывно, в течении полутора часов, «рассказывают» красивую и печальную драму, историю – легенду о любви девушки и парня…

Девушке, жившей на Луне, высшие силы посылают испытание – отнимают крылья, лишая её лунного одеяния, и бросают на растерзание на землю, где от рук нечисти её спасает молодой парень. Ценой своих собственных страданий, которые он прячет от возлюбленной «по углам», парень помогает пережить лунной девушке боль об утраченных крыльях – окружает заботой, вниманием, пониманием того, что девушка переживает «ломку». Так между ними зарождается красивое и трепетное чувство. И только когда наступает ночь, девушка с глубокой мукой и грустью смотрит на Луну, в этот момент у неё в душе идёт неравное сражение – тоски по крыльям и нового для неё чувства – чувства земной любви. Луна – убывает, она уверенна, что земной мир не для неё…выпив яд, она возвращается в свой далёкий мир. Но тоска парня о своей возлюбленной настолько велика, искренна и необъятна, что способна воскресить того, кто так необдуманно ушёл из жизни. Девушка с Луны возвращается к своему любимому и просит прощение за своё предательство, но её любимый не готов простить её…И только под покровом ночи у моря, в унисон бьющихся друг об друга волн, в порыве страсти и любви – он прощает её, и их любовь вновь воскрешается. К сожалению, счастье так пугливо и недолго. Девушка, узнав о том, что носит под сердцем ребёнка, задумывается о своем существовании на земле, и понимает, что став матерью никогда больше не сможет вернутся к себе на Луну и обрести крылья. Она мучается, страдает, мечется между небом и землёй, между любовью к своему возлюбленному и своей свободой на Луне…Но страхи остаться смертной и жить земной жизнью перевешивают остальные её чувства, и в диком танце боли она избавляется от ребёнка и возвращается к себе на Луну. Только там, в конце пути своей истории, к ней приходит осознание того, как она одинока на своей далёкой и холодной Луне. Свобода, в конечном итоге всегда означает только одно – одиночество.

Адаптация романа «Лунная опера» в танце долгие годы оставалась лишь мечтой Ван Ябин, не только из-за всепоглощающей популярности, своенравного характера и стиля Би Фэйюя. Ван Ябин обнаружила в романе центральную тему – «ген-код жизни», вопрос, над которым каждому надо задуматься. В танце Ван Янбин постоянно видит «боль жизни», и танцем она передает наставление своим зрителям о том, как выдержать удары судьбы в моменты потерь тех, кого любили или того, что так ценили.

Надо отдать должное не только самой труппе танцоров, но постановке и режиссуре спектакля. Все: свет, минимализм декораций, каждый реквизит, несущий в себе определённый символизм, — все продумано до мелочей и впечатляет своей нетрадиционностью в подходе экранизации романа. Особенно взбудоражила звукорежиссура украинского современного композитора Ольги Войцеховской. Но, к сожалению, мне не удалось разыскать ни одного её саундтрека.

Резюме к сказанному – эта удивительная, красивая и печальная история Пекинской танцевальной студии-модерн «Qingyi», по моему личному мнению, на зло злопыхателям выводит Китай на высокий, мировой уровень современных спортивных танцев и достойна многих мировых сцен.

Парочка ссылок на выдержки о спектакле и о том, как его готовила танцевальная студия-модерн «Qingyi»: